Menu
RSS

Вредные дети: почему некоторые «дочки» Нацбанка надо продать

Правительство по поручению заместителя премьер-министра Имангали Тасмагамбетова передает некоторые государственные функции в конкурентную среду


 

Всего рабочий орган соответствующей комиссии – Министерство национальной экономики – насчитал более 4 тыс. функций, которые реализуют центральные исполнительные органы. Например, Минюсту предписано передать на рынок группу функций, регулирующих оценку; Минэнерго – экологических аудиторов и т. д.

 

Тоска по триллионам

Стремление правительства понятно, ведь передача рынку государственных компаний должна, по идее, повысить их конкурентоспособность. Кроме того, государство избавится от многочисленных иждивенцев, на которых тратятся огромные бюджетные суммы.

Депутат, член комитета по финансам и бюджету мажилиса парламента Аманжан Жамалов подсчитал, что на начало 2016 государство владело пакетами акций в 130 АО, при этом бюджет получал дивиденды только от 60 из них. Остальные компании ничего не платят, а то и вовсе являются убыточными. Жамалов отметил, что за 10 лет на создание этих АО государство потратило почти 3,5 трлн тенге.

 

Станок не вытянул

«Был бы у меня собственный печатный станок…», – так начинаются или заканчиваются мечты многих обывателей. Но, оказывается, даже имея печатный станок и монетный двор, можно быть в глубоком минусе. Forbes Kazakhstan проанализировал 15 «дочек» Национального банка РК и выяснил, что общий накопленный убыток по ним составляет почти 100 млрд тенге, хотя по итогам 2015 года общая прибыль по этим компаниям получилась почти 13 млрд тенге.

 

Источник: собственные расчеты Forbes Kazakhstan

В свою очередь эксперты не спешат демонизировать сумму в минус 100 млрд.

- Вы делаете упор на убыточность, но это не главное, – считает экономист Алмас Чукин. – Например, это касается Фонда проблемных кредитов, который, судя по цифрам, и дал основной убыток по «дочкам» Нацбанка. Главная задача ФПК как раз и была в том, чтобы принять на себя удар невозвратных кредитов и освободить балансы банков от груза.

По мнению Чукина, в списке есть и полезные предприятия вроде монетного двора и банкнотной фабрики, к которым нет претензий. Что касается «кусков» РФЦА, то он отмечает, что это просто незакрытые компании, которые нужно ликвидировать или перевести на баланс создаваемого Международного финансового центра Астаны.

- Я согласен с критикой, которая звучала и раньше, – Нацбанк действительно «сгреб» под себя всю структуру рынка ценных бумаг. Но, может, сегодня, как ни парадоксально, так оно и надо? РЦБ почти загнулся, кто его будет содержать? Пусть Нацбанк это и делает, – заявляет Чукин. – В целом же у нас Нацбанк как многорукий бог Шива. Как они там еще не запутались? Нацбанк и регулирует деятельность «дочек», и управляет Нацфондом и ЕНПФ. Сам коммерческие банки наказывает, сам же и спасает. Сплошные конфликты интересов и путаница.

Кто именно «загнул» рынок ценных бумаг, экономист уточнять не стал, но вспоминается мартовское выступления председателя Нацбанка Данияра Акишева на форуме «Корпоративное управление: новый взгляд на инвестиционную привлекательность Казахстана». Тогда он обещал: «Национальный банк планирует в ближайшее время предложить ряд концептуальных направлений по развитию рынка ценных бумаг. В частности, мы намерены предложить вариант его «перезагрузки» в сторону максимальной либерализации в отношении регулирования, путем создания альтернативно организованного рынка акций и облигаций».

С Чукиным согласен представитель законодательной власти.

- Нацбанк должен заниматься денежно-кредитной политикой государства, регулированием платежных систем, валютным регулированием и валютным контролем, надзорными функциями, – говорит Жамалов. – Все остальное – различные АО – это обуза и отвлечение людских и денежных ресурсов. Основная цель, которой должен следовать Нацбанк, – содействие обеспечению стабильности финансовой системы Казахстана.

 

Конкуренция за счет казны

В некоторых случаях дочерние структуры Нацбанка не только несут миллиардные убытки, но и негативно влияют на рынки. В пример можно привести ситуацию с Актуарным статистическим бюро (АСБ), которое было создано в октябре 2007. Задачами этой организации были заявлены техническое оснащение и помощь страховым организациям в реализации Закона РК «Об обязательном страховании гражданско-правовой ответственности владельцев транспортных средств», включая борьбу с мошенничеством. Фактически АСБ – это единый процессинговый центр, откуда страховщики получают тарифы.

То есть приходит клиент в страховую компанию, чтобы застраховать свою машину, та отправляет его данные в АСБ. Последнее, в свою очередь, присылает тарифы, по которым рассчитывается премия. За свои услуги бюро берет 0,7% от премии.

В АСБ хранится Единая страховая база данных (ЕСБД), где собрана вся необходимая для страховщиков информация по каждому из владельцев транспортных средств, включая сами авто. Важно, что в АСБ действует кроссплатформенная система, к которой подключены все страховые компании, со всем многообразием своего программного обеспечения.

Страховщики работали с АСБ почти 10 лет, но тут на горизонте появилась дочерняя организация Нацбанка – Государственное кредитное бюро (ГКБ), с инициативой регулятора о передаче ему функций АСБ. Финансовые чиновники почему-то решили сделать все сначала, для чего АСБ должно будет до 1 июля 2017 передать в ГКБ собранную за много лет базу данных.

Фактически на государственные деньги уничтожается АСБ, на создание и развитие которого страховой рынок и, соответственно, потребители страховых услуг потратили несколько миллионов долларов. Взамен создается нерыночный оператор в лице ГКБ.

Ни одного разумного аргумента, для чего это нужно делать, опрошенные страховщики придумать не смогли. Впрочем, открыто выразил свое недоумение только председатель правления АО «Страховая компания «Amanat» Ергали Бегимбетов, остальные попросили поименно на них не ссылаться.

Участники рынка едины во мнении, что переход к ГКБ только усугубит ситуацию в части роста издержек страхового рынка, так как предложенный вариант подразумевает отсутствие какой-либо интеграции информационных систем страховых организаций с интеграционной системой бюро. Вместо этого страховым компаниям предлагается работать напрямую в информационной системе ГКБ. Между тем на развитие собственных систем и их интеграцию с ЕСБД страховщиками были потрачены колоссальные средства.

Опрошенные рассказывают, что ГКБ обратилось к ним за содействием и удивляется, что страховщики не особо горят желанием идти на контакт. Основная причина банальна: никто не знает, какими будут новые тарифы на услуги бюро. Страховщики говорят, что им обещают неизменность тарифов, но Нацбанк и ГКБ не спешат официально закреплять это каким-либо документом.

В итоге получается, что с лета 2017 года АСБ может прекратить существование. Forbes Kazakhstan все же попытался выяснить: зачем? Три наших собеседника с финансового рынка предполагают, что просто «на написание соответствующих информационных систем ГКБ были потрачены огромные государственные деньги, которые нужно как-то оправдывать». Вероятно, теперь эти деньги будут возвращать за счет страховщиков и страхователей.

- Было понятно, что АСБ скоро скончается, но можно было просто купить их базу – в разы, если не в десятки раз дешевле. Однако решили написать все с нуля. Под это дело, по некоторым сведениям, выделили сотни миллионов государственных тенге. Зачем? Думаю, этот вопрос должны задавать не мы, – озвучил свою точку зрения топ-менеджер страховой компании, пожелавший остаться неизвестным. – В целом необходимо передать ГКБ на рынок, чтобы у нас не было конкурента с госсредствами. Иначе это похоже на какое-то государственное рейдерство.

 

www.forbes.kz

Александр Воротилов, заместитель главного редактора Forbes Kazakhstan

Поделиться с друзьями в социальных сетях!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить