Menu
RSS

Глобальный обзор убытков-2015: риски перерыва в производстве

В фокусе глобальные тренды по убыткам, связанным с перерывами в производстве

Содержание обзора

Настоящий обзор сфокусирован на эволюции страховых убытков, связанных с рисками перерыва в производстве (ПП) за период с 2010 по 2014 год с анализом основных причин рисков и других трендов в различных бизнес-секторах, регионах и странах. Об­зор также рассматривает ряд новых рисков, которые в будущем будут оказывать воздействие на глобальную бизнес-среду и на ландшафт страховых убытков.

Данные, представленные в обзоре, основаны на анализе 1807 страховых убытков по рискам перерыва в производстве, произошедших в 68 странах (общей сто­имостью более 3 млрд евро) в период 2010 - 2014 годов, каждый из которых без учёта франшизы превышает 20 000 евро. Все указанные убытки составляют 100 % фактически произведённых выплат без учёта франшизы и представляют собой не только данные «Allianz Global Corporate & Specialty», но и других компаний.

Из 1807 рассмотренных страховых убытков 149 ква­лифицируются как «очень большие» и рассматриваю­тся отдельно, поскольку они составляют значительную долю в представленной выборке. Остальные 1658 убы­тков по рискам перерыва в производстве рассматриваю­тся в обзоре как «базовые риски».

В то время как доля анализируемых убытков в про­мышленном страховании в целом незначительна, тем не менее анализ даёт чёткое представление об основ­ных рисках перерыва в производстве, которые прева­лируют в страховании промышленных объектов.

Резюме

Согласно мнению риск-менеджеров и экспертов по корпоративным рискам, приведённому в иссле­довании «Барометр рисков Allianz», воздействие рисков перерыва в производстве (ПП) являются од­ними из основных видов рисков, с которыми компа­нии сталкиваются в современной взаимосвязанной и глобальной бизнес-среде.

Настоящий обзор рассматривает глобальные ПП-убытки, произошедшие в период 2010 - 2014 го­дов, на примере самых основных произошедших ПП-событий в рассматриваемый период, а также анализирует текущие и будущие тренды. Также обзор фокусируется на ПП-убытках в трёх секторах экономики: энергетике, индустрии развлечений, страховании имущества и строительстве.

Top -10 анализируемых убытков

Пожары и взрывы составили около 59 % из 1807 ПП-убытков по всему миру согласно данным за последний пятилетний анализируемый период. Со­гласно мнению аналитиков по страховым убыткам «AGCS» подавляющее большинство ПП-убытков не яв­ляется следствием природных катастроф. Послед­ствия неприродных опасных явлений в стоимости ПП- убытков составляют 88 %.

Ton-причины перерывов в производстве (ПП) по стоимости нанёсенного вреда (2010 - 2014 гг.):

1. Пожары и взрывы
2. Шторм
3. Поломка механизмов
4. Нарушение конструкции/материалов/ техно­логии производства
5. Забастовка/бунт/вандализм
6. Убытки по найму актёров (индустрия развлечений)
7. Наводнение
8. Обрушение
9. Человеческий фактор/операционные ошибки
10. Отключение электроэнергии

Рейтинг ПП-убытков по стоимости. Все убытки объёмом более 20 000 евро.
Источник: «Allianz Global Corporate & Specialty»

Недавние убытки/тренды

За последние 5 лет произошёл ряд убытков после пожаров, штормов, наводнений и землетрясений, в которых ПП-убытки стали основными потерями. Почти во всех крупных убытках по страхованию имущества теперь основным элементом является ПП, на который и приходится основная часть потерь. Согласно данным «AGCS», средний крупный ПП-убыток в страховании имущества в настоящее время превышает 2 млн ев­ро (2,21 млн евро: $2,38 млн ).

Это примерно на 36 % выше, чем соответствую­щий средний убыток в имущественном страхова­нии (1,63 млн евро).

Хотя пожар и взрыв в глобальном масштабе являе­тся самой основной причиной ПП-убытков со средней стоимостью 1,7 млн евро всё-таки имеются существен­ные региональные различия.

Штормы и наводнения генерируют убытки пре­имущественно в Азиатском регионе, учитывая про­должающийся экономический рост и подверженность региона стихийным бедствиям.

Шторм - один их топовых рисков для ПП-убытков в Карибском и Центрально-Американском регионе, на который приходится около трети стоимости всех страховых убытков.

Топ-10 причин возникновения ПП-убытков описы­вает 90 % всех ПП-убытков глобального бизнеса, в указанном перечне доминируют события неприродно­го характера.

Убытки секторов бизнеса

Энергетика

Пожары и взрывы - основные случаи ПП-убыт- ков по числу и стоимости в энергетическом секторе, которые влекут поломку оборудования и перерыв в электроснабжении. Износ и старение оборудования, заливы водой также являются основными причи­нами убытков. Средняя стоимость ПП-убытка в энергетическом секторе составляет около 4 млн ев­ро (3,96 млн евро), и этот показатель постоянно растёт пропорционально росту общих убытков. Кроме того, взаимозависимость компаний увеличивает коэффици­ент потерь условного перерыва в производстве (УПП) в случае аварии на одном из производств.

Кибератаки являются ещё одной потенциальной причиной материального ущерба и ПП-претензий.

Есть опасения, что вредоносные кибератаки в отно­шении нефтеперерабатывающего завода или пред­приятий нефтехимического комплекса могут стать причиной пожара или взрыва.

ПП-убытки в отрасли добычи нефти и газа были незначительными в связи с отсутствием крупных природных катастроф в последнее время и ростом технологий, связанных с промышленной безопасно­стью, но ущерб в имущественном страховании вырос и по количеству случаев, и по стоимости.

Индустрия развлечений

Потери, связанные со сменой актёрского состава из-за неспособности выполнять свои обязательства по причине несчастного случая или болезни, являю­тся причиной 60 % страховых претензий в индустрии развлечений, что составляет почти три четверти сто­имости всех убытков. Средняя стоимость ПП-убытка в индустрии развлечений составляет 264 000 евро. При этом ПП-убытки в отношении самых популярных и высокооплачиваемых актёров могут легко превы­сить миллионы евро.

Кроме того, дополнительные расходы, связанные с другими перерывами производства, такими как по­вреждение имущества, и ухудшением погоды, также могут быть дорогостоящими. Даже незначительные задержки могут привести к серьёзным убыткам .

Цифровые технологии, спецэффекты, экстра­вагантные живые события и другие современные тренды изменяют ландшафт ПП-убытков в индустрии развлечений. Перебои могут стать причиной доро­гостоящих убытков. Также усложнение музыкаль­ных и спортивных мероприятий, которые проходят «вживую», является быстроразвивающейся областью индустрии развлечений, в результате чего появляю­тся новые и потенциально дорогостоящие риски простоя.

Недвижимость и машиностроение

Рост производства в Китае и Юго-Восточной Азии, рост взаимозависимости, внедрение техноло­гий производства «точно в срок» и снижение про­изводственных запасов приводят к большим ПП- и УПП-убыткам. Пять основных причин ПП-убытков в секторе недвижимости составляют 88 % стоимости всех убытков. Забастовка/бунт/вандализм являются третьим в рейтинге причин ПП-убытков по стоимо­сти, но при этом количество убытков невелико по количеству.

Рост взаимозависимости компаний также может су­щественно повлиять на стоимость потерь от крупного события. ПП-убытки в секторе недвижимости, скорее всего, ещё больше возрастут в будущем, если учесть растущую актуальность событий «без повреждений». Повышение автоматизации будет оказывать влияние на цепочки поставок. Технические и кадровые вопросы являются ключевыми при определении пятёрки причин ПП-убытков в машиностроении.

Текущие и будущие тренды

По некоторым сообщениям, потери от крупных страховых событий по всей страховой отрасли в течение 2015 года, исключая потери от природных катастроф, составляют более $ 7 млрд с учётом подписанных убыт­ков по страховому событию в Тяньцзине, которые уже составили почти половину указанной суммы. Страховое событие в Тяньцзине - одно из последних, которое подчёркивает растущую сложность крупных страховых случаев и растущую актуальность ПП.

ПП и РПП становятся значительными факторами возрастающей тяжести очень больших имущественных потерь. В будущем, не являясь причиной физического повреждения, перерывы в производстве станут более актуальными.

Несмотря на внедрение программ управления непрерывностью бизнеса, у многих транснациональных компаний остаётся разрыв в программах управления рисками в цепи поставок. Поэтому существует возрас­тающая потребность для предприятий в анализе своих производственных процессов.

Детальная оценка риска цепи поставок может по­мочь предприятиям идентифицировать риски и пла­нировать эффективные контрмеры, интегрирован­ные в их общий план обеспечения непрерывности бизнеса. В этой связи очень важно предварительное обсуждение между страховщиками и предпринима­телями рисков, приводящих к убыткам. Они позво­ляют обеим сторонам установить протокол претен­зий - чёткий порядок действий, который обозначает, что ожидать, что делать и как общаться в случае инцидента. Есть примеры, что компании, которые в состоянии активно управлять большим событием, значительно сокращают время, необходимое для мероприятий по восстановлению.

Более тяжелые последствия перерывов в производстве

Возрастающая взаимосвязанность глобальной экономики проявляется в более сложных производственных процессах с высокой экономической стоимостью. В конечном результате это влияет на формирование более серьёзного характера последствий перерыва в производ­стве. Для страховщиков это означает потенциально крупные и более сложные потери, чем в прошлом. Это также означает, что одно событие, такое как пожар на фабрике или наводне­ние в каком-то регионе, может стать причиной убытков для большого количества компаний.

В августе 2015 года китайский порт в городе Тянь- цзинь потрясла серия взрывов, в результате которых погибло более 170 человек. В результате взрывов также были уничтожены объекты недвижимости, что приве­ло к значительным страховым потерям в миллиар­ды долларов, сделав это страховое событие самым доро­гостоящим техногенным событием в истории Азии. Это событие было последним, которое подчеркнуло расту­щую сложность крупных страховых случаев и растущую актуальность ПП. Несмотря на то, что на сегодняшний день доминируют потери от физического повреждения, ПП-убытки вполне могут стать основной долей от общего объёма убытков, связанных с этим событием.

За последние пять лет, в частности, было несколько крупных убытков после крупных пожаров, ураганов, наводнений и землетрясений, где ПП был ключевым фактором потерь.

Почти все большие страховые претензии по страхова­нию имущества теперь в значительной степени содержат претензии по ПП. Дошло до того, что ПП-убытки уже составляют львиную долю крупных имущественных пре­тензий, иногда перекрывая сам имущественный ущерб.

Согласно данным «AGCS», в среднем крупный страхо­вой ПП-убыток составляет около 2 млн евро (2,21 млн ев­ро : $2,38 млн). Это примерно на 36 % выше, чем со­ответствующий непосредственный имущественный ущерб (1,63 млн евро).

Основные факторы роста убытков

Основным фактором увеличения ПП-потерь являе­тся усложнение глобальных цепочек поставок, которые работают на всё более возрастающей взаимозависи­мости бизнесов с применением технологий, которые в последнее время стали стандартной практикой: «то- чно-в-срок», «точно-в-последовательности», «береж­ливое производство».

Это приводит к повышению концентрации риска в регионах, которые подвержены влиянию разруши­тельных природных катастроф и множества других событий. Примером может служить событие в Тянь­цзине, которое привело к нарушению производствен­ных циклов на предприятиях в Юго-Восточной Азии и самом Китае из-за слабого развития систем управле­ния рисками и защиты активов.

Тяньцзинь - важнейший транспортный узел и промышленный центр, который занимает 4 место в мире по портовому грузообороту, 10 место по объ­ёмам контейнерных перевозок и является ярким примером концентрации риска как транспортно-ло- гистический центр.

Существующие тенденции приводят к увеличению рисков и потерь условного прерывания производст­ва (УПП) в тех случаях, когда бизнес не в состоянии работать из-за события, произошедшего по вине од­ного из своих поставщиков, в результате которого он исключается из цепочки поставок.

Например многие автомобильные компании и ком­пании - производители электроники в Европе и США понесли потери, когда поставщики в Японии были не в состоянии производить необходимые важные компоненты после токийского землетрясения 2011 года и последующего цунами. Похожие убытки понесли глобальные компании несколькими годами ранее после того, как в результате наводнения пострадали производственные кластеры компаний, расположен­ные в Таиланде.

 

«Очень большие события». «AGCS» определили четыре основные события в период анализа: США торнадо (2011), японское землетрясение (2011), наводнение в Таиланде (2011) и Ураган Сэнди (2012), а также восемь других событий, которые отличаются значительной составляющей ПП-убытков в обычных претензиях в затронутых линиях бизнеса. Эти события повлекли 149 претензий.

Косвенное воздействие

С возрастающей взаимозависимостью бизнесов ПП- и РПП-потери могут существенно повлиять на общую стоимость убытка от крупного стихийного бед­ствия или другого события. Для примера: токийское землетрясение и последующее цунами стали причиной предъявления 150 заявлений об убытках «AGCS», причём большинство компаний, заявивших убытки, находятся за пределами Японии.

 

Нарушение цепочки поставок стало частью послед­ствий пожара на заводе «Hynix» в городе Уси в Китае в сентябре 2013 года, убытки вследствие которого, по сообщению страховщиков, составили около $1 млрд, не включая потенциальные убытки по УПП. В стоимо­сти претензий отражены затраты времени и средств на специальное восстановление "чистых помещений", ко­торые используются в производстве полупроводников, а также УПП-убытки, которые понесли производители компьютерной техники в Северной Америке.

Согласно данным аналитиков «AGCS», значи­тельная часть ежедневных ПП-убытков не связана с природными катастрофами. Пожар и взрыв - основ­ная причина перерывов в производстве, на которую приходится 59 % всех застрахованных ПП-убытков по стоимости. Восемь из Топ-10 причин ПП-убытков являются последствием человеческого фактора, что в совокупности с последствиями неприродных событий составляет 88 % стоимости всех ПП-убытков.

Интенсивность убытков в 2015 году и тренды

Самые большие заявленные страховой индустрией убытки в 2015 году, кото­рые возникли вследствие физического уничтожения, перерывов в производстве и других событий, исключая случаи природных катастроф, составили в общем около $7 млрд. Пожары и взрывы стали основными драйверами роста убытков.

 

На сегодняшний день понятно, что в 2015 году ос­новными событиями, оказавшими влияние на размер убытков, являются: два взрыва в порту города Тянь- цзинь на севере Китая, авиационные происшествия на трёх континентах, а также ряд проблем на буровой у побережья США.

На момент подготовки обзора взрывы в Тяньцзине станут, скорее всего, самым крупным техногенным убытком 2015 года и, по мнению многих экспертов, это событие может стать самым крупным в истории Азии. Взрывной волной уничтожены склады и производствен­ные помещения, повреждены близлежащие строения и железнодорожная станция, кроме того, уничтожены транспортные средства и контейнеры, которые находи­лись на территории порта. Многие страховые секторы были затронуты, в том числе: морское страхование, стра­хование имущества, автоКАСКО и страхование авиации общего назначения.

Подтверждённые потери страховой отрасли через объявленные компаниями убытки уже составили поч­ти $ 2 млрд. Тем не менее перестраховочный бро кер «Guy Carpenter» полагает, что общий застрахован­ный убыток может превысить $3,3 млрд, и это, исключая убытки за пределами зоны взрыва, такие как перерывы в производстве (ПП), вероятные перерывы в производст­ве (ВПП) и потенциальные убытки загрязнения.

Вопрос урегулирования убытка остаётся открытым из-за неопределённости обстоятельств вокруг взрыва. Аджастеры пытались получить доступ к месту аварии в течение многих недель после взрыва, поскольку доступ был ограничен из-за опасений по поводу природы взры­ва и возможного токсического загрязнения. Впрочем, этот инцидент является последним, который подчёрки­вает возрастающую сложность крупных имущественных

страховых претензий. Он также высветил растущую про­блему кумуляции риска в развитых промышленных рай­онах. Рост экономической мощи Китая одновременно влечёт рост количества крупных убытков, которые имеют глобальное воздействие. Тяньцзинь также показал, что техногенные катастрофы могут иметь серьёзные послед­ствия в глобальном масштабе.

Азия - родина крупнейших убытков

В отношении стоимости убытка, по различным оценкам, потери порта в Тяньцзине в настоящее время более чем в три раза превышают второе по величи­не техногенное (без учёта ответственности) события прошедшего года - пожар на буровой установке на шельфе Мексики. Если Тяньцзинь действительно оста­нется крупнейшей техногенной катастрофой по уровню страховых убытков в 2015 году, то получится, что такое событие произошло в Азии третий год подряд. Кро­ме того, 2015 год будет третьим годом подряд, когда пожар и взрыв стали основной причиной глобальных потерь страховых компаний, отслеживаемых «AGCS». В 2013 году произошли взрыв и пожар на фабрике «Hy- nix», который стоил страховщикам примерно $ 1 млрд. В то же время в 2014 году крупный пожар и взрыв на НПЗ в Сибири стоили страховщикам более $ 800 млн.

То, что объединяет все эти три события, - это возрастающее воздействия ПП-убытков в качестве фактора потерь. В целом «AGCS» связывает рост ПП-претензий с увеличением взаимозависимости между компаниями в глобальной цепи поставок и методов производства «точно в срок». Поскольку наметилась тенденция смещения производственных мощностей на восток в Азию, то это становится при­чиной роста убытков.

Тяньцзинь: ПП-событие без повреждений?

Убытки по событию в порту города Тяньцзинь являются более комплексными, чем просто убытки от события, не связанного с природными катастрофами, которые когда-либо происходили в Азиатском регионе прежде. Такие потери были неожиданными, если учесть, что площадь поражения взрывом была больше, чем можно было ожидать. Ряд факторов делают этот убыток более сложным, чем пожар на заводе полупроводников «Hynix» - крупнейший техногенный убыток 2013 года, в результате кото­рого ВПП-убыток был значительным из-за простоя производите­лей компьютеров в Северной Америке.

События в порту города Тяньцзинь вовлекают множество сто­рон и касаются локальных и глобальных застрахованных убыт­ков, что означает участие договоров страхования из различных юрисдикций. Целый ряд различных отраслей промышленности были затронуты взрывом, в том числе: автомобильная, морская, химическая, пищевая и сталелитейная.

Дополнительные сложности к событию в Тяньцзине создаёт вопрос: кто является владельцем повреждённых или уничтожен­ных товаров - бизнес, который заказал товар, или поставщик, который должен был его поставить, и в какой момент произо­шёл переход права собственности?

В результате порт в Тяньцзине стал самым значительным убытком для имущества с большим потенциалом для ПП- и ВПП- убытков. Тем не менее на количество убытков и их стои­мость будут влиять последующие перерывы поставок товаров и продукции, поскольку порт был закрыт властями, или пробле­мы, когда компании не способны управлять поточными линия­ми из-за проблем с трудовыми ресурсами - так называемыми потерями в результате событий, не связанных с повреждениями, которые не могут быть покрыты страховкой.

Страховые продукты от перерывов в производстве, кото­рые не связаны с непосредственными повреждениями, впол­не способны защитить компании от таких прерываний, но до настоящего времени не много компаний купили этот новый тип страховки. При этом ряд пострадавших предприятий самостоя­тельно оплачивают возникающие убытки.

Будущие тренды

Эффекты взаимосвязанности и вза­имозависимости вызывают растущее беспокойство, кроме того, они играют важную роль во многих рисках, которые сейчас появляются на горизонте, такие как изменение климата, киберпресту- пления, пандемии и перебои в подаче электроэнергии:

- ПП и УПП являются значимыми факторами возрастающей степени тя­жести очень больших имущественных потерь;
- ПП наиболее актуальны для секто­ров с концентрацией риска в отдельных местах - автомобилестроении, полупро­водниках, производстве электроэнергии и нефтехимических заводах;
- Слияние физического и цифрового миров повышает потенциальные риски безопасности и будет способствовать дальнейшему увеличению сложности;
- Необходимы лучшее понимание рисков, связанных с усиливающейся взаимосвязанностью и взаимозависи­мостью, и поиск способов управления этими рисками.

Взаимосвязанность рисков растёт день ото дня, поскольку технологии, глобализация и социальные изменения создают сложную сеть взаимоотношений и взаимозависимостей. Эта тенденция прослеживается в длинных и сложных цепочках поставок, глобаль­ных последствиях крупных природных катастроф и финансовых кризисов, а также в киберпространстве с развитием социальных сетей и "Интернета вещей". В настоящее время отдельные компании и целые от­расли промышленности взаимосвязаны, поскольку зависят от поставщиков для ключевых компонентов или ингредиентов, сервисного обслуживания и про­граммного обеспечения. Например в этом году около 34 млн единиц подушек безопасности отозваны в США из-за ошибки, связанной только с одним поставщиком.

Интеграция и взаимодействие имеют много пре­имуществ, таких как внедрение инноваций, повыше­ние эффективности и качества обслуживания. Но это привносит и дополнительные риски, особенно если взаимосвязанность не ослабевает и возникают риски, связанные с последствиями.

"Необходимо лучшее осознание и понимание рисков, связанных с повышением уровня взаимосвя­занности и взаимозависимости, и больше внимания с учётом того, как мы управляем ими", - объясняет Майкл Брух, специалист по новым рискам «AGCS».

Больше 100 % ПП-убытков

За последние 5-10 лет страховщики стали свидете­лями влияния взаимосвязи по искам с увеличением перерыва в производстве (ПП) и условного переры­ва в производстве (УПП). На сегодняшний день на ПП-убытки как правило приходится гораздо более высокая доля от общего убытка, чем это было 10 лет назад. Возможно значительная часть крупных коммер­ческих потерь, связанных с токийским землетрясением 2011 года, цунами в Японии и наводнением в Таиланде, были связаны с перерывами в производстве, - пред­полагает Волкер Мюнх, специалист по андеррайтингу имущества AGCS. "Тяжесть и частота ПП-претензий, похоже, увеличивается", - говорит Мюнх.

"ПП и УПП являются значимыми факторами возра­стающей степени тяжести очень больших имуществен­ных потерь. Мы всё чаще видим, что начинают преоб­ладать ПП- или УПП- претензии, а с ростом убытков, вызванных киберугрозами и другими потенциаль­ными рисками «без ущерба ПП» возможны имуще­ственные претензии, представленные ПП-убытками в объеме 100%", - добавляет он.

Кроме того, растёт сложность и потенциальный риск для ПП-убытков без физического повреждения, для которых в страховой отрасли в последние годы были разработаны различные индивидуальные решения.

Отключение электроснабжения в течение недели

Неидентифицируемые и возникающие сами по себе риски, являющиеся последствием взаимосвязанности, вызывают растущее беспокойство и играют важную роль во многих рисках, которые сейчас появляются на горизонте. Например если назвать только несколько опасностей, то взаимосвязанность является ключевым компонентом кибер-рисков, веерных отключений электроэнергии, изменений климата, солнечных бурь и пандемий.

"Взаимосвязанность также обусловлена растущей зависимостью от технологии и всё более интегри­рованной инфраструктурой. Например в 2014 году сталелитейный завод в Германии пострадал в резуль­тате кибератаки. Инфраструктура энергоснабжения, например, была когда-то локализована и изолирова­на, но сегодня поставка и распределение электроэнер­гии гораздо более интегрированы и охватывают целые континенты. В результате увеличения взаимосвязанно­сти солнечная буря или кибератака на энергосистему могут потенциально привести к общенациональным отключениям энергоснабжения длительностью от одного дня до недели с множеством опосредованного воздействия", - объясняет Брух.

Концентрация производства в Азии создаёт проблемы

Ранее в случае крупного пожара или взрыва могло произойти однократное воздействие на одну или две компании, сегодня имущественные потери имеют мультипликативный эффект на бизнес. Это стало отчётливо видно с 2013 года, когда в результа­те пожара на китайском заводе "Hynix" и остановки производства вынуждены были остановить произ­водство производители электроники в Северной Америке. Кроме того, и большие природные ката­строфы вызываю серьёзные перебои. Подтверж­дением этих тенденций являются землетрясение в Японии 2011 года и тайские наводнения, где сотни клиентов «AGCS» подали претензии, большинство из которых находились в США и Европе.

Рост числа крупных убытков в Азии вызывает особую озабоченность, поскольку производство и аутсорсин- говые услуги перемещаются в Китай, Индию и другие рынки с высокими темпами роста в странах Юго-Вос­точной Азии, где активы подвергаются рискам.

Недавнее исследование «AGCS», приуроченное к 10-й годовщине урагана Катрина, «Ураган Катри- на-10: управление катастрофами и обзор глобальных опасностей от ураганов» прогнозирует, что потери от природных катастроф по всей Азии, как ожидается, в будущем будут возрастать в геометрической прогрес­сии. В следующие 50 лет восемь из 10-ти самых от­крытых участков, подверженных штормовым атакам и повреждения ветром, будут находиться в Азии.

Недавний взрыв в порту города Тяньцзинь в Китае является ещё одним примером. Этот убыток по оценкам многих экспертов является крупнейшим техногенным убытком, произошедшим в Азии.

Оценка концентрации ПП-риска затруднена, по­скольку точная информация о поставщиках, такая как местоположение и объём производства, зачастую недоступны или труднодоступны", - объясняет Мюнх.

"Учитывая сложность производства и цепочек по­ставок, необходимы огромные объёмы данных для анализа рисков, и даже тогда есть высокая степень неопределённости по потенциальным потерям", - го­ворит он. "Как отрасль мы должны учитывать тенден­ции того, что потенциальные потери становятся всё более значимыми. В настоящее время страховщики являются для компаний своеобразными поставщиками краткосрочной ликвидности, но нам необходимо най­ти новые решения и удовлетворить потребности кли­ентов в защите от ПП-рисков", - продолжает Мюнх.

Наиболее уязвимые отрасли промыш­ленности

Воздействия ПП-рисков являются наибольшими для отраслей с высоким уровнем взаимосвязанности, добавленной стоимости, сложности, концентрации риска и технических процессов в отдельных регионах, таких как автомобилестроение, производство полу­проводников, фармацевтическое, энергетическое и нефтехимическое производство.

Цепочки поставок и взаимозависимость в насто­ящее время настолько сложны, что ими практически

невозможно управлять, крупнейшему производи­телю автомобилей, возможно, придётся управлять от 50 000 до 70 000 различных поставщиков. В то же время критически важный для производства в целом поставщик в автомобилестроении в одиночку потенциально может генерировать убытки в размере от $1 млрд до $2 млрд. Убытки в фармацевтической отрасли могут быть значительными и очень сложны­ми для расчётов - например пожар в отделе иссле­дований и разработок может поставить под угрозу выпуск продукта, при этом расчёт упущенной выгоды является сложной задачей, поскольку должна быть учтена неопределённость в процессе и сроках вы­хода продукта на рынок.

Новые ПП-риски в фокусе:

Растущая зависимость от технологий

Одним из наиболее сложных аспектов вза­имосвязанности являются технологии, а также рост тенденции подключения систем и устройств с помощью сетей. "Интернет вещей" несомненно станет революционной технологией, позволяющей объединить цифровой и физический миры", - предсказывает Майкл Брух, специалист по новым рискам «AGCS».

Интеграция физических и цифровых техно­логий (которые мы уже наблюдаем в самоуправ­ляемых автомобилях, дронах, умных городах и фабриках, 3D-принтерах и т. д.) предоставляет множество потенциальных возможностей, таких как рост эффективности, экологичность техноло­гий, сокращение объёма технического обслужива­ния, повышение уровня сервиса, и снижают риск человеческого фактора.

"Например 3D-печать может делать индивиду­альные для конкретного потребителя продукты более эффективно, - объясняет Брух. - Исполь­зование этой технологии могло бы уменьшить зависимость от ключевых поставщиков, а также потенциально уменьшить время перерывов в про­изводстве, поскольку сделанные на заказ сменные запчасти можно было бы быстро производить на месте".

Тем не менее «Интернет вещей» таит в себе и потенциальные риски. "Слияние физических и цифровых миров в рамках производства с исполь­зование ИТ-технологий и программного обеспе­чения повышает потенциальные риски в области безопасности и может ещё больше увеличить сложность производства и усилить зависимость от технологий", - говорит Брух.

Новые технологии внедряются чаще и быстрее. «То, на что когда-то требовались десятилетия, в настоящее время происходит в считанные годы", - говорит Брух, который отмечает, что смартфоны и планшетные компьютеры стали универсальными в течение нескольких лет, в то время как телефону потребовалось почти 100 лет, чтобы достичь со­временного состояния.

В результате страховщики всё чаще берут на себя более сложные риски, такие как, например, предпринимательские риски. Например страхов­щики помогли покрыть часть рисков, связанных с меняющимися «зелёными» технологиями, такими как ветровые турбины. Бизнес обращается к стра­ховщикам в случае неопределённости, присущей работе на новых рынках, включая природные ката­строфы и политические риски на развивающихся рынках.

Принятие мер по снижению риска цепочки поставок

В результате сильного нарушения целостности цепи по­ставок при ликвидации последствий землетрясения в Токио и тайских наводнений в 2011 году компании со сложными цепочками поставок предприняли шаги по снижению рисков в цепочке поставок.

За прошедшие пять лет некоторые крупные компании перешли от преобладающего управляемого приобретением представления о риске системы поставок к единому мнению, что необходимо объединить управленческие дисциплины, чтобы преодолеть риски. Компании также используют гораз­до более широкий спектр «ранних индикаторов», чтобы по­нять потенциальные проблемы с поставщиками. Например компании контролируют не только финансовый рейтинг по­ставщика, но и обращают внимание на ухудшение качества продукта, используя это как сигнал раннего предупреждения о финансовых проблемах. Другим примером является то, что компании контролируют конкурентное поле поставщиков, чтобы увидеть развитие проблем в отрасли и бизнес-среде своих поставщиков.

"Исходя из того, что мир становится всё более взаимо­связанным, есть сильный аргумент о том, что потенциальные риски необходимо «встречать» более скоординированным управлением рисками, - объясняет Мюнх. - В то время как мы можем учиться на прошлом опыте и больших потерях, должно быть превентивное регулирование политики управ­ления рисками. Это уже больше политическая задача, чем просто бизнес-задача".

"Без более активных и совместные усилий по управлению рисками компоненты потерь ПП и УПП будут продолжать ра­сти из-за большого влияния на убытки", - предсказывает он.

В фокусе новые риски:

Киберугрозы

Киберинциденты стали частью ежеднев­ных новостей за последние 12 месяцев. Тем не менее о многих кибератаках не сооб­щается по репутационным причинам, и это означает, что этот риск всё ещё недооценён. Воздействия последствий перерывов в про­изводстве становятся всё более значитель­ными с учётом ряда последних инцидентов в таких отраслях, как телекоммуникации, машиностроение, транспорт и логистика, а также в средствах массовой информации. Например в апреле 2015 года хакеры отклю­чили от эфира французский телехолдинг TV5, включающий 11 телевизионных станций, со­циальные медиа, веб-сайты и электронную почту. В июне 2015 года хакеры заблокиро­вали вылет 10 самолётов, принадлежащих авиакомпании «Польские авиалинии» (LOT), взломав доступ к плану полётов.

Конечно, перерывы в производстве также могут быть причиной технических сбоев или человеческих ошибок, как продемонстри­ровано двумя высококлассными недавними примерами.

Торги акциями в общей сложности на сумму $ 28 трлн были приостановлены в течение трёх с половиной часов в течение июля 2015 года на Нью-Йоркской фондовой бирже, при этом власти сообщили, что сбой произошёл не из-за кибертерроризма или преступной деятельности. В том же месяце 4 900 авиарейсов «United Airlines» были за­держаны в связи с проблемой "подключения к сети".

Воздействие перерывов в производстве в результате технических сбоев является чем-то, что часто недооценивается компаниями по сравнению с кибератаками. Любое преры­вание производственного процесса, даже в течение минуты, может вызвать серьёзное прерывание коммерческой деятельности, влияя на баланс компании.

 


Источник: Журнал «Рынок Страхования»

 

Поделиться с друзьями в социальных сетях!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить